Запомнить этот сайт


Рекомендуем:

Анонсы
  • Лето 2 >>>
  • Повесть >>>
  • Люськина осень >>>
  • PostScriptum >>>
  • К темам Китса >>>





Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • Грише Ботвиннику  >>>
  • Диктант  >>>
  • Гамбринус  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Мадам Сирота >>>
  • Лето 1 >>>
  • Мадам Сирота >>>
  • Внимание, малолетки >>>
  • Жмурки на дурке >>>






Мадам Сирота

Мадам Сирота

«Нахама... Бенчик, такой Бенчик, такое солнце на небе, он пошёл в эту жизнь.

Сегодня один пристав. Завтра — другой пристав.

Сегодня люди имеют кусок хлеба, завтра — им обложат ноги железом».

И. Бабель

 

Мадам Сирота жила на Молдаванке. Её дети Робик и Семён были налётчиками. Они уходили на работу с наступлением вечера, когда томное южное солнце зависало над морским горизонтом, почти касаясь солёной воды своим рыжим телом. К этому времени утихал шумный город, и пробуждалась тихая Молдованка.

Вечером здесь без дела не ходили...

Детские скрипки покоились в старых чехлах. В маленьких комнатах, с низкими потолками, молчали громоздские рояли, мешая ходить из кухни. Пока младшие сладко спали, их старшие братья, не ставшие великими музыкантами, готовились к налётам. Белыми парусами на свежем вечернем ветру покачивалось выстиранное бельё.

Молдаванские собирались к ужину, шумному, как свадьба, и сытному, как всегда. Этой размеренности, обычно, не нарушали. Беду принёс «Саша-камергер», прозванный так за манерные привычки. Потоптавшись у летней кухни, где Сирота фаршировала мясистую рыбу и, подождав, сколько требовало приличие, он сказал:

— Мадам, они хотят сделать погром там, на Екатерининской. Здесь, там, но это же Одесса! — на секунду вспыхнув, молодой человек стал самим собой и так же, как жил, тихо добавил: — Здесь, на Госпитальной, решают, просили вас. Неизвестно, кто наделил их властью. Чей Бог, еврейский или русский, набросил на крепкие плечи Лёвки-быка мантию короля молдованских налётчиков. Кто, Бог или человек, превратил кнут в скипетр и вложил его в руку Фроима Грача? Они, биндюжники и контрабандисты, должны были думать об общем благе. Коронованные ломовики держали власть Молдаванки крепко, как вожжи своих гнедых. Здесь дышали свободно... Но когда плечистые, как портовые грузчики, и шумные, как их мамы, кавалеры Молдованки, не желающие нюхать навоз и всю жизнь «смотреть в зад ко- ням», не знали, что делать — они приходили к старшим. Молодые, сильно растерянные, теперь больше слушали и не держали руки в карманах штанов.

Мадам Сирота сняла фартук и вышла со двора. За положением ходит важность, а за важностью — долг. Она пошла на Госпитальную улицу, где на совет собрались избранные.

— К нам не пожалуют, но в городе будет погром. Плохо или хорошо, но я об этом знаю... Что будем делать? — спросил Бык, оторвав глаза от мостовой.

— Не наше дело Каплуны и Тартаковские, они откупятся. Есть управа и государь-благодетель, — прошипел одноглазый Фроим.

— Чёрную сотню пустят в город, будет погром и прольётся еврейская кровь. Тогда не будут искать, кто пожирней, — ответил Бык и стал наматывать хлыст на крепкую ладонь.

— Начнётся пальба, побьют и наших, — зло прошипел Фроим.

— Нужно идти, — сказал Бык и закурил.

— Это не наше дело, — отсёк Фроим и поднялся.

Мадам Сирота тоже встала:

— Бык прав, нужно идти, — сказала она третьим голосом, решившим спор...

...Когда к воротам подкатила биндюга, собирали со стола. Лёвка остановил лошадь, прыгнул на землю и вошёл во двор. Заканчивается жизнь; и дети не понимают, почему плачут взрослые... Почему влажны глаза кантора, когда он поёт молитву усопшим не вовремя — молодым и сильным?..

— Вот пистолеты твоих сынов, Сирота, — наконец выговорил Бык и протянул тучной женщине большую руку.

— Не будет погрома, и сынов твоих нет, — добавил он, опустив глаза.

...С заставы подул степной ветер. Пегая лошадь осторожно спускалась по Раскидайловской к городскому моргу. Король молдаванских налётчиков, сорокадвухлетний Лёвка, по прозвищу Бык, еле держался за вожжи. Его литые, как булыжник Портофранковской улицы, плечи опустились и стали слабыми. За спиной биндюжника сидела мадам Сирота. Она заботливо поправляла белую материю, укрывшую её мёртвых детей...

Пегая лощадь вдруг остановилась, чуть потопталась на месте и, не услышав привычного окрика, побрела дальше.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Посмотрите каталог оправ: кольца с бриллиантами и серьги из белого и желтого золота. Все бриллианты имеют сертификаты GIA, доставка в Москву. 

 
К разделу добавить отзыв
реклама
Все права принадлежат автору, при цитировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна