Запомнить этот сайт


Рекомендуем:

Анонсы
  • Лето 2 >>>
  • Повесть >>>
  • Люськина осень >>>
  • PostScriptum >>>
  • К темам Китса >>>





Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • Лето 7  >>>
  • День обычный  >>>
  • Светке...  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Мадам Сирота >>>
  • Лето 1 >>>
  • Мадам Сирота >>>
  • Внимание, малолетки >>>
  • Жмурки на дурке >>>






Лето 3

3

Дед мерит бетонный перрон широкими шагами, словно Гулливер — Лилипутию. Впервые в жизни у него, большого и сильного, не находится ответа: мы провожаем в Америку его внучку — мою сестру... Надменный вокзал не отвечает на вопросы: «Что будет? Увидимся ли когда-нибудь? Как быть оставшимся здесь?». Голос диспетчера гортанно накаркивает:

— Граждане пассажиры! Поезд Одесса-Львов отходит с четвёртого пути через пятнадцать минут.

И всё, больше никаких сносок, ремарок, эпилогов и прологов, граждане пассажиры...

На перроне — шумно. Рядом провожают кого-то в ту же даль.

— Прощайся с ней, — говорит дед. — Обними её, Лёша. Вы теперь будете далеко друг от друга.

Я прижимаю сестру, слишком хрупкую для всего, так неожиданно свалившегося на неё, для этого перрона...

— Прощай, Туся, Ритуся, Рита, Маргарита... Прощай!..

Медленно бежали игрушечные вагончики по игрушечным рельсам. Я толкнул поезд ногой. Беспомощной пушинкой состав полетел под откос и упал на паркет большой комнаты... Взрослые спорили как ее назвать... Имя выбрали красивое —

Маргарита.

— Лёша, бросай свои игрушки. Подойди к нам. Знакомься, твоя младшая сестра — Маргарита, — сказал дед...

— Маргарита, Рита, Ритуся, Туся, — переиначил я.

Провожающие расходятся, ступая устало и робко. Прохромал носильщик, толкая легкие, осиротевшие без вещей тележки...

Мы остаемся вдвоем на опустевшей платформе.

— Туся, Туся, — шепчет дед...

Я беру его большую руку и веду к таксисту, пахнущему кожей. Мы садимся в машину. Счетчик отбивает километры на слеповатом экране...

— Приехали, рубль, — говорит таксист...

— Дети, пора домой, — торопили взрослые.

— Мама, мы поедем на такси?..

— Да, — улыбалась мама, — если только...

Мы с сестрой Тусей, путающейся в неуклюжих ножках, наперегонки спешили к деду, который давно ждал этой минуты, сжимая в каждом кулаке по коричневому, похожему на воробья, доброму и нужному рублю...

...Выхожу у старой школы, где совсем недавно сшибало каштаны наше детство, а теперь робко влюбляется юность. Сажусь на скамейку, увязшую в густой траве

литыми ампирными лапами, и пишу:
 

Мир под ветхим абажуром.

 Дом — воздушный Рок-ко-ко...

Cвет неоновый пролился, —

Голубое молоко...
 

Ставлю многоточие. Знак препинания высыхает быстро...

В плотном крепе летних сумерек желтеет бок саксофона: Besame вытягивает тему... Ко мне подсаживается Серёжа, крепко обнимает и говорит:

— Ты не грусти, Лёша, мы с тобой.

— Одесса с тобой, — добавляет Besame и снова обнимает мундштук губами.

— Be-sa-me- Be-sa-me-mucho, — бесконечно тянет он...

Серёжа молчит, теребя в пальцах потухшую папиросу... Становится прохладно... Не наговорившиеся за этот длинный день старушки аккуратно складывают вязание в целлофановые кулечки, протыкая спицами колобки пушистой шерсти...

— Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл, — цитирует Серёжа.

— А я к дедушке пошёл. Сегодня я очень нужен ему. Нельзя оставлять его одного в большой и тихой квартире.

«Я закипел — за-ки-пел», — забормочет чайник. Дед достанет печенье, и мы поговорим о чём-нибудь...

— Лёша, проводить тебя?

— Нет, други, я пойду один.

— Пока.

Прощание звякнуло «дзинь». Хрустальной рюмкой...

— Босяк, мы с тобой, - слышу за спиной. Затем Серёжины слова стирает вязкая мелодия:

Be-sa-me, Be-same mu-cho...

 

 

 
К разделу добавить отзыв
реклама
Все права принадлежат автору, при цитировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна