Запомнить этот сайт


Рекомендуем:
Игра star citizen на StopGame.ru

Анонсы
  • Лето 2 >>>
  • Повесть >>>
  • Люськина осень >>>
  • PostScriptum >>>
  • К темам Китса >>>





Произведения и отзывы


Случайный выбор
  • Степь  >>>
  • Лето 2  >>>
  • Гамбринус  >>>

 
Анонсы:


Анонсы
  • Мадам Сирота >>>
  • Лето 1 >>>
  • Мадам Сирота >>>
  • Внимание, малолетки >>>
  • Жмурки на дурке >>>






Осень 10

10

Железная лестница поднималась высоко, под самую крышу дома, где на последнем этаже жил Besame. Эту гремучую лестницу мы,  шутя,  назвали  Потемкинской: 

она  была  самой  высокой  во дворе. Уставшие, мы возвращались с пляжа и последние пролёты преодолевали на «четырёх». «Лягушата», — шутила Муся. Она разогревала обед на всю компанию, пока мы наперегонки неслись к медному рукомойнику. Тётя Муся делала «мильён» дел сразу. По- тому на кухне

что-нибудь обязательно выкипало и пригорало. Нисколько не расстраиваясь, как жонглер, ловко и быстро она выстраивала тарелки: маленькую на нее глубокую, наливала первое, именуемое «жидким», к этому добавляла большую «мыску» сала- та и мягкий хлеб, «чтоб мочать». Также быстро она выбегала в коридор и оттуда, словно капитан из рубки (а, по авторитетному утверждению дяди Ромы, «Муся

больше, чем капитан, она на минуточку,  адмирал  Черноморского  флота»),  давала  последние це-у, то есть ценные указания.

Я укололся острым звонком. Тётя Муся сдала за последние годы... Она так долго и терпеливо лечила Володю от наркотиков... Все  остальные  отмахнулись:  врачи 

развели  руками,  участковый перестал приходить, а «под занавес» отреклась Алла...

Besame открыл после третьего звонка. Он походил на клоуна из удачной репризы в купальном халате и Мусиных тёплых тапках. В комнате сидела Марина. Она непроизвольно поправила волосы.

— Я не вовремя?

— Хорош расшаркиваться, заходи.

Я усаживаюсь в кресло напротив девушки. Мы с ней заговорили только глазами, без слов и жестов.

Она: — Да, пришла, на шею бросилась. Что поделать, люблю его.

Я: — Он?

Она: — Только принимает... Ну и что. Пусть так... Я люблю.

Я: — Спасибо за смелость. Ты знаешь, насколько серьезно он болен?

Она: — Он — наркоман.

Я: — Ты не вытащишь его из трясины... Только Алка могла. Ой, прости!

Она: — Ничего, я не в обиде, любитель сюра, я попробую. Наступила осень, у меня появился шанс. А если не смогу, то никогда не оставлю его за это, ручаюсь, честное пионерское!

Я: — Будь счастлива, смелая Марина! Я целую твои руки, в них — слабый запах надежды и...

— Что за разговор немых? Внесите ясность, будьте так добры.

— Не стоит, Besame. Все и так понятно, да и время поджимает — у меня билеты.

 

...Гитара, позабытые листы...
Опилки в цирке, а по ним, в попоне,
Бежит по кругу светло-серый пони,

Глаза его разумны и грустны.

Сегодня в цирк билет купила юность, —
Собрались все... И сквозь былую смутность

Проходят титры: так сиюминутность, —

А остаются только те, кто лунность.

И мечутся, и падают послушно

На клоуна кружки из точной пушки,

И катятся без стука пол-полушки

Не деньги-кругляшки, точнее сушки...

 

Мама с отцом вернулись поздно: они были в недавно открывшемся на Морском вокзале ресторане «Под крышей». Папа снял строгий пиджак. Он развалился в кресле-качалке уютно, по-домашнему. Мама, уставшая  и  спокойная,  вышла из  ванной. Она включила торшер на журавлиной ножке, и лимонный свет

пролился на журнальный столик. Я сам заварил чай, расставил вкруг жёлтого пятна чашки и приложил коробку конфет «Белая акация». Родители тихо разговаривали.

— Я позвоню Беллочке...

— Не нужно.

— Почему?

— Уже поздно...

...Белла умерла молодой, не смогла дождаться поезда Одесса- Львов, который увёз Тусю далеко-далеко, «за бугор», не поверила, что там через неделю, месяц, год, может, два, но обязательно взойдёт солнце. Это случится, когда на железнодорожном вокзале наступит поздний вечер, замрут поезда, закончит смену диспетчер, а мы уснем спокойными за нее... Белочка не дождалась, не смогла —

умерла.

Мама потянулась к телефону.

— Не звони! Ты ничего не знаешь. (Я промолчал, мне было трудно. Я не мог сказать... ее больше нет!) Тебе некому ответить.

— Лёшка, очнись! Кому ты звонишь?

— Володя, в тот вечер...

Представление закончилось... Притушили верхний свет, разошлись зрители... Мы делим цирк на троих, нет, на четверых! Снизу, с красного кругляшка арены, кричит дядя Паша:

— Пора по домам! Цирк закрывается.

...Пролились загустевшими чернилами сумерки, темнеет в опустевших дворах. Взрослые смотрят десятую серию про Штирлица...

В эпоху выбеленных печек дядя Паша работал истопником. Ходил по дворам и «розмовляв аф идиш», больше трепался, чем работал.

— Байстрюк, — вопрошал дядя Паша в трубку, — слышал что-нибудь о надвигающемся погроме?

— Паша, я занят, говори по делу, — отвечал отец.

— А я по делу гутарю, приезжай ко мне, в подвальчике пересидишь.

— У меня напротив точно такой же подвальчик есть.

— Так к тебе же придут! А чуть выше, на первом этаже, живет, между прочим, твоя мама, сын третью неделю не появляется, нехорошо...

— Пора, закрываем! — кричит с арены лилипут дядя Паша, уводя за собой маленькую лошадку...

...И клоун их глотает,

а пони скачет в такт.

За рампой рассветает,

где взрослость, там антракт.

Пора, пойдем из цирка

на Пушкинский бульвар,

Где море, словно дырка,

над морем — сизый пар.

Ползёт баркас от пирса

и дышит сквозь трубу,

Опилочная тырса

лежит в пустом кругу...

 

Мы проходим несколько кварталов и, не сговариваясь, будто по счёту «три», разворачиваемся.

 

...Вернулись. Где же пони? Где клоун? Далеко.

Я в рупора ладони кричу, и мне легко,

Но трудно докричаться и получить ответ...

От красного палаццо отклеился билет.

Он птицей вверх, на небо, под купол полетит,

Я так давно там не был, я в юности забыт.

Я перечеркнут прозой и вычеркнут легко.

Я вытащен занозой, заброшен далеко.

К чему теперь сердиться, себе обидно лгать...

...А пони все кружится, не устает скакать…

 

 

 
К разделу добавить отзыв
реклама
Все права принадлежат автору, при цитировании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна